В Москве покончил с собой больной раком генерал — BBC News Русская служба

За пять минут до самоубийства

Голос в телефонной трубке звучит отрешенно: «Я не хочу больше жить, все, ухожу…» На другом конце провода повисает тишина. «Вы не представляете, какой это шок», — говорит Владимир Авраменко, руководитель проекта Eluliin («Линия жизни») на русском языке.

«Нам сразу понятно, совершит человек суицид немедленно или есть возможность отвлечь его от рокового действия, — рассказывает Авраменко, с 2002 года работающий на ночном телефоне «Линии жизни». — В основном это удается, люди не бросают трубку, а потом благодарят».

По словам Владимира, первый шаг к благоприятному исходу — выяснение того, как именно звонящий собирается свести счеты с жизнью: «Узнав, начинаешь объяснять, что его ждет. Если это повешение, то вырисовывается множество неприятных картин, и женщины отказываются от своего намерения потому, что и после смерти хотят оставаться красивыми. Застрелиться? Это еще не значит, что получится. Промахнешься — останешься калекой. Как и после утопления, если вытащат и откачают, или прыжка с высоты, если выживешь, но сломаешь позвоночник».

Надо выведать, готово ли средство. Веревка, скажем, или пистолет. И деликатно расспросить, определена ли дата ухода. Если да, то это более чем серьезно. Однако все равно всегда есть за что зацепить и удержать. Элементарные вопросы: ты все дела закончил, подумал, на кого оставить свою кошку?

Если трагедия все же произошла, то о чем может поведать способ самоубийства? «Это уже психоанализ, надо смотреть по Фрейду, — отвечает руководитель Эстонско-шведского института душевного здоровья и суицидологии профессор Айри Вярник. — У нас, как и повсюду в Европе, самый распространенный способ — повешение. Он самый легкий. Женщины-самоубийцы часто выбирают таблетки. Огнестрельное оружие все же не настолько доступно».

Что подталкивает к краю пропасти

Владимир Авраменко признается, что звонки потенциальных самоубийц составляют четверть всех обращений на «Линию жизни». На эстонскую «половину» звонков поступает больше, чем на русскую. По мнению Авраменко, это свидетельствует о том, что русские успешнее выговариваются на стороне.

Женщины звонят чаще, чем мужчины, они же чаще совершают попытки самоубийства, которые не заканчиваются смертью. Доктор Вярник поясняет, что по-прежнему самыми уязвимыми в Эстонии остаются мужчины среднего возраста.

«Сложная ситуация в экономике — лишь одна из предпосылок суицидального поведения, — продолжает научный сотрудник Эстонско-шведского института душевного здоровья и суицидологии, психиатр Андрей Юрьев. — Весомые факторы риска — пьянство и депрессия. Многие считают, что они значительно сильнее влияют на статистику суицидов, чем экономика, проблемы в семье и так далее».

Владимир Авраменко рассказывает, что в телефонных обращениях в минувшем году лидировала тема горя от потери, в том числе финансового краха (250 звонков), следом шли потеря работы, средств к существованию (210), одиночество (около 100), насилие (около 100), потеря смысла жизни (около 90). Звонков было больше, чем в позапрошлом году.

До суицида доводят увольнения

«Опираясь на опыт 90-х годов, можно предположить, что если кризисные явления в экономике продолжатся и станут набирать силу, то случаи суицидального поведения участятся», — подчеркивает Андрей Юрьев.

«Но при этом мы, конечно, ни в коем случае не хотим сказать, что сейчас плохое время, пора умирать, — парирует профессор Вярник. — Более того, те, кто жил в Советском Союзе, закалились, и нынешний кризис не должен так уж сильно повлиять на них».

Мерике Сисаск, исполнительный директор института, дополняет: «Безработица — фактор риска, но его нельзя рассматривать в отрыве от продолжительности кризиса, от способности выживать в трудных условиях, от того, насколько человека способны поддержать государство и семья».

И все же: кого сокращение или увольнение способны довести до самоубийства? Психолог Дмитрий Листопад считает, что наиболее всего это опасно для человека, сделавшего ставку на материальный, вещный мир. «Как только эта твердь начинает качаться, возникает паника. Меньше рискует тот, кто крепок духом. На уровне духа человек может побороться с инстинктом смерти, на уровне разума, наверно, нет. Впрочем, для кого-то проявлением силы может быть осознанный уход из-за душевного или физического страдания», — говорит Листопад.

Желание уйти или крик о помощи

«Примерно треть пробующих свести счеты с жизнью пытаются сделать это еще раз, — затрагивает еще один важный аспект Мерике Сисаск. — Повторение модели подобного поведения как некую цепь можно разорвать, когда люди своевременно получают психиатрическое лечение и психологическую помощь. В приемных покоях больниц на это просто нет времени, там главное — справиться с физическим повреждением».

Поэтому, как говорит Сисаск, крайне важен европейский проект, который осуществляется сейчас в Северо-эстонской региональной больнице: «Врачи и медсестры беседуют с теми, кто пытался наложить на себя руки, и направляют в психиатрическую клинику».

Доктор Вярник добавляет, что каждая следующая попытка суицида обходится государству намного дороже, чем излечение после первой. А расхожее мнение о том, что, если не удалось с первого раза, человек обязательно повторит попытку, это миф. Тем более что истинное желание умереть присутствует не более чем в 20-30% случаев. Остальные — это крик о помощи. Владимир Авраменко характеризует это так: «Человека не услышали в семье, на работе, и он подсознательно надеется, что услышат хоть теперь. Он хочет жить».

Читайте также:  После первого раза месячные - задержка после дефлорации

«О плохости надо говорить»

Айри Вярник и ее коллеги подчеркивают: хотя завершенные суициды составляют всего 2% от всех смертей, государство в лице Министерства социальных дел постоянно хочет быть в курсе выводов ученых и заинтересовано в том, чтобы психическое состояние общества улучшалось.

«У нас много европейских проектов по выявлению склонности к суицидам, и министерство поддерживает эти проекты финансами», — говорит Вярник. К слову, в европейском контексте мы смотримся очень даже ничего. «Было время, например, в 1995 году, когда в Эстонии на 100 000 жителей приходилось 42 суицида, сегодня — 16, — замечает профессор. — И это близко к среднеевропейскому уровню».

Так стоит ли теребить эту тему? «Сама идея о том, что о плохости надо говорить и это способ выжить, прививается у нас чрезвычайно медленно, — считает Дмитрий Листопад. — Мы не говорим о плохих вещах, потому что это больно. Но неговорение о проблемах — признак достаточно низкого уровня развития общества».

Иными словами, обсуждать есть что, тем более что в суицидальном поведении наметились новые тенденции. «Наркоманы все чаще уходят из жизни в результате передозировки. Правда, бывает трудно понять — нечаянный это шаг или действительно суицид, — говорит Айри Вярник. — Стоит отметить и членовредительство, все больше распространяющееся среди молодых людей с особой психикой. Они очень сильно напряжены и получают облегчение, когда видят кровь и чувствуют боль».

Наша справка:

Самые распространенные причины, по которым люди звонили на «Линию жизни» в 2009 году:
— горе от потери, в том числе финансового краха (250 звонков)
— потеря работы и средств к существованию (210)
— одиночество (около 100)
— насилие (около 100)
— потеря смысла жизни (около 90)

В 2009 году звонков было больше, чем в 2008-м.

В 1995 году в Эстонии на 100 000 жителей приходилось 42 суицида, сегодня — 16. И это близко к среднеевропейскому уровню.

Блуждание во мраке: 17 фактов о самоубийствах

В среднем каждые две недели кто-нибудь прыгает с моста «Золотые Ворота» в Сан-Франциско. Мост протяженностью более километра признан «лучшим» местом для совершения самоубийства: на нем уже свели счеты с жизнью больше трех тысяч человек. Такова пугающая реальность. Что в жизни этих людей было настолько тяжкого и невыносимого?

Суицид всегда непросто принять. Эта тема сложна для изучения с точки зрения психотерапии, не говоря уже о понимании со стороны родственников и друзей. За годы работы я поняла, насколько нужны понимание и забота тем, кто борется с суицидальными мыслями. Важно не обесценивать то, что они переживают, не заставлять их чувствовать себя ненормальными. Исследования утверждают, что недостаток поддержки и доступность способов лишить себя жизни — факторы риска, а они делают нас более восприимчивыми к возникающим трудностям.

Вот что я поняла о тех, кто думает, собирается или уже совершал попытку убить себя.

1. Большинство хочет об этом поговорить

На первичном приеме я часто спрашиваю у клиентов о мыслях или попытках суицида. Я задаю этот вопрос совершенно бесстрастно, чтобы рассеять мифы, ослабить защитные механизмы и добиться открытости. Если клиент говорит, что подумывал о самоубийстве, я интересуюсь, делился ли он с кем-нибудь этими мыслями. Как правило, люди держат их в тайне, потому что опасаются отрицательной реакции, осуждения или обесценивания своих чувств. Со временем я поняла, что многие мои клиенты-подростки и некоторые взрослые хотят поговорить о самоубийстве, но боятся, что другие увидят в них депрессивного или пессимистичного человека.

2. Думать о суициде не значит его совершить

В состоянии внутреннего конфликта находятся и уже пытавшиеся себя убить, и те, кто долго размышляет об этом. Часто о смерти думают после нескольких лет страданий, попыток излечиться и множества травматичных или трагических событий. Для некоторых людей суицид — своего рода «пластырь». К сожалению, они не осознают, что он не решит проблем, а причинит еще более сильную боль. Временный «пластырь» ничего не исправит. Я верю, что люди, которые борются с суицидальными мыслями, в глубине души знают это. Но они ищут хоть что-нибудь, что остановит их боль.

3. Причинение себе вреда не всегда означает желание умереть

Работая в больнице, я встречалась с подростками, у которых по всему телу были множественные следы от нанесенных себе повреждений. Я осознала, что многие из этих детей не обязательно хотели умереть. Они хотели «остановить» боль, но не знали как. Я работала с десятилетним поджигателем, которого нельзя было оставить одного с бабушкой — он убегал и находил дома что-нибудь возгораемое. В конце концов он сжег дом, начал резать и прижигать себя. Проработав с ним 90 дней, я обнаружила, что он вовсе не хотел умереть. Ребенок пытался остановить навязчивые мысли, от которых страдал много лет после того, как стал жертвой сексуального насилия.

4. За первой попыткой скорее всего последует еще одна

Результаты многочисленных исследований говорят о том, что, если человек хотя бы раз пытался совершить самоубийство, он с большой вероятностью предпримет новые шаги. Первая попытка как будто снижает страх перед последующими. Она может быть «пробным шаром», чтобы посмотреть, что произойдет. Особенно часто так поступают тинейджеры.

5. Наличие суицидальных мыслей не обязательно означает, что человек нуждается в помощи

В обществе принято считать: если у человека есть суицидальные мысли, он нуждается в психиатрическом лечении. Пора развенчать этот миф. Самоубийство — один из вызовов, которые бросает нам жизнь. Вполне естественно, что время от времени люди начинают думать об этом. Реальные проблемы начинаются, когда человек глубоко изучает эту тему с намерением убить себя. Если ваш близкий упоминает об этом в разговоре или вы чувствуете, что он об этом размышляет, можно спросить его о причинах. Но не заставляйте его чувствовать себя «плохим» или виноватым!

6. Тема суицида не должна быть табуированной

Сегодня подростки, кажется, больше понимают об этом, чем взрослые. Популярный среди них сериал «13 причин почему» дает реалистичный взгляд на проблему суицида. Увы, родители пока не готовы обсуждать это с тинейджерами. Как правило, подобные разговоры не начинаются, пока самоубийство не происходит в семье. Мне же кажется, что старшее поколение должно пользоваться возможностью говорить на эту тему. Самоубийство — вторая по частоте причина смерти людей в возрасте 12-24 лет. Это настоящая эпидемия среди молодежи.

Читайте также:  Элоком по цене от 77,10 рублей, купить в аптеках Москвы, крем днаружн

7. Большинство тех, кто размышляет о самоубийстве, хотят жить, но не знают как

Лично я ценю красоту жизни, когда у меня все хорошо. Наслаждаюсь природой и отношениями, получаю удовольствие от работы и учебы. Но стоит случиться чему-то по-настоящему неприятному — и краски тускнеют и все это теряет смысл. Те, кто борется с суицидальными мыслями, испытывают ту же дилемму. С одной стороны, хочется жить и наслаждаться красотой жизни. С другой — кажется, что свобода лишь в одном шаге.

8. Многие размышляющие о самоубийстве не знают, как его совершить

У меня было много клиентов, которые рассказывали мне о своих суицидальных мыслях, но у них не было конкретного плана. План — та самая составляющая, которая делает суицидальные мысли смертоносными. И еще один важный момент: некоторых самоубийство страшит больше, чем перспектива пасть от руки другого, и они провоцируют других причинить им вред.

9. Важно максимально осторожно подойти к проблеме

Важно помочь человеку увидеть ценность жизни. Например, работая с суицидальными подростками (особенно с теми, кто полон решимости исполнить задуманное и у кого есть доступ к оружию или таблеткам), я должна сделать нашу первую встречу позитивной. Важно помочь клиенту увидеть, что надежда на то, что все наладится, все же есть. Когда кто-то находится на этой стадии, важно обходиться с ним максимально бережно.

10. Те, кто совершает попытки суицида, как правило, об этом жалеют

26 человек из тех, кто спрыгнул с моста «Золотые Ворота», жалели о своем поступке. Один из выживших рассказал, что прыжок затянулся на целую вечность и он передумал в ту же секунду, когда оттолкнулся ногами от моста. Это еще раз доказывает, что люди испытывают противоречивые чувства и не всегда действительно хотят умереть, даже размышляя о суициде.

11. Каждую секунду кто-то в нашем мире хочет убить себя

Облекая этот факт в слова и начиная глубже исследовать проблему суицида, можно осознать весь ужас ситуации. Даже если мы счастливы и довольны, кто-то в этот самый момент несчастен и думает покончить с собой. Пока мы увлечены собственной жизнью, кто-то обрывает свою. Кто-то думает об этом прямо сейчас. А самое страшное: по статистике, четыре из пяти подростков-самоубийц подавали ясные сигналы, что их посещает желание умереть, но никто их не заметил, пока не стало слишком поздно.

12. Орудием самоубийства может стать то, что всегда под рукой

В процессе строительства моста «Золотые Ворота» погибли 11 человек, и в план было включено возведение сетки безопасности для строителей. Сегодня жители Сан-Франциско предлагают установить «сетку для самоубийц». Многих пугает мысль, что такому количеству людей мост «помогает» свести счеты с жизнью. Не следует забывать: размышляющий о суициде человек преодолеет любое расстояние, чтобы осуществить задуманное.

13. Большинство людей думают о самоубийстве, но избегают говорить или размышлять о нем глубже

Вы бы поделились суицидальными мыслями с теми, кто никогда не поймет вас, не проявит сочувствия или обесценит вашу боль? Уверена, что нет. Поэтому многие люди, втайне думающие о суициде, осторожно «подают сигналы», собирают орудия для реализации своего плана и затем доводят его до конца. Есть масса поведенческих признаков, по которым можно определить, что кто-то задумывается о самоубийстве.

14. Философы рассматривали самоубийство как дилемму человеческого бытия

Кант, Платон, Фридрих Ницше, Сократ и многие другие философы писали о суициде. Платон считал его постыдным действием, проявлением трусости, а самоубийц предлагал хоронить без опознавательных знаков. Не подобного ли мнения в основном придерживается и современное общество? Самоубийство как акт заклеймено, и многие избегают обсуждать эту тему.

15. Мысли и чувства о суициде всегда порождают внутренний конфликт

Доктор Лайза Файерстоун из некоммерческой Ассоциации Глендон изучает самоубийства и насилие. Она выяснила, что многие из тех, кто решается на суицид, переживают острейшую внутреннюю борьбу: желание жить борется в них с желанием умереть.

16. Три фактора, влияющие на вероятность суицида: генетика, окружение, травма

Предрасположенность к определенным психическим состояниям (например, депрессии), небезопасное окружение, недостаток заботы и поддержки, психологические травмы могут существенно повысить риск суицидального поведения.

17. Негативный внутренний монолог и внутренний «локус контроля» могут привести к суицидальным мыслям

Навязчивые негативные мысли и заблуждения, «застревание» на определенной болезненной теме — все это может как способствовать развитию депрессии, так и быть ее проявлениями. Депрессия же, в свою очередь, приводит к суицидальным мыслям. Это порочный круг.

Людям с суицидальными мыслями и противоречивыми чувствами необходима поддержка. Чуткость близких и открытость к обсуждению этой темы могут предотвратить ужасные события. Готовы ли вы к такому разговору?

Остаться в живых: как жить после самоубийства близких

Мы редко говорим о тех, кто совершил самоубийство, и почти никогда — об их близких. Тех, кто остался в этом мире и вынужден жить наедине со своим горем, чувством вины и стыда. Синди Ламот в детстве потеряла брата. Следующие 12 лет она пыталась выжить в обществе, где тема суицида табуирована.

7 женских качеств, которые мужчины называют самыми привлекательными

Длинные ноги, плоский живот, блестящие волосы — стереотипы о женской красоте. Существует клише, будто состоятельным мужчинам только это и важно. Какие качества они называют самыми важными, фантазируя о будущей супруге или возлюбленной? Речь пойдет совсем не о внешности.

«Устал от болезни». Нужно ли молчать о самоубийствах

О самоубийствах смертельно больных писать запрещено: это следует из предупреждения , которое Роскомнадзор вынес порталу «Православие и мир». Чиновники запретили описывать способы суицида и упоминать о его причине — смертельном недуге. Таким образом под запрет попадают предсмертные записки Зигмунда Фрейда, Вирджинии Вулф и других знаменитых самоубийц. «Сноб» узнал, поможет ли онкобольным замалчивание их болезни

Поделиться:

«Жена погибшего объяснила, что ее муж страдал от постоянной боли из-за онкологического заболевания и часто говорил, что устал от болезни». Эта фраза вызвала недовольство Роскомнадзора. По ссылке — уже исправленный вариант.

«Устал от болезни» — тысячи людей уходили из жизни по этой причине. Рискуя сами получить предупреждение, мы вспомним лишь нескольких самоубийц — тех, чьи предсмертные записки мог бы запретить Роскомнадзор.

Английская писательница Вирджиния Вулф предположительно страдала шизоаффективным или биполярным расстройством. Первая депрессия началась в 13 лет, когда ее попытались изнасиловать двое пьяных кузенов, а родители лишь попеняли девочке на ее «неосторожность». Той же осенью мать будущей писательницы умерла от простуды. Всю жизнь Вирджиния Вулф видела галлюцинации, лечилась в психиатрических больницах, страдала от нервных срывов и головных болей. Вот ее последнее письмо мужу.

Читайте также:  Муковисцидоз - ДНК-диагностика - Центр Молекулярной Генетики

«Мой дорогой, я уверена, что снова схожу с ума. Я чувствую, что мы не сможем пережить это заново. И на этот раз я не поправлюсь. Я начинаю слышать голоса. Я не могу сосредоточиться. Поэтому я приняла единственно верное решение и делаю то, что кажется мне наилучшим. С тобой я была счастлива абсолютно. Ты был для меня всем, о чем я только могла мечтать. Не думаю, что два человека могли бы быть счастливее, чем были мы, пока не пришла эта страшная болезнь. Я больше не в силах бороться».

В 1923 году основатель психоанализа Зигмунд Фрейд обнаружил пятнышко крови на хлебе, который он жевал. Уже через несколько дней специалист вырезал у Фрейда раковую опухоль, но не сообщил пациенту о диагнозе. За следующие годы Фрейд перенес еще 32 операции и несколько сеансов облучения. Ему было тяжело принимать пищу, он постоянно испытывал боль, однако друзья и соратники много лет не решались открыть ему правду. После одной из серьезных операций носовая и ротовая полости Фрейда оказались соединены в одно целое, и ему поставили протез, который причинял сильные неудобства. Иногда конструкцию заклинивало, и ему приходилось разжимать челюсти с помощью прищепки. Несмотря на все операции, рак разрастался. В последний год жизни мучительные боли не утихали ни днем, ни ночью. Фрейд не мог ни спать, ни работать и попросил врача вколоть ему смертельную дозу морфия.

«Шур, Вы помните о нашем контракте, не оставлять меня в таком состоянии когда придет время? Сейчас все что мне осталось — это пытка и смысла больше никакого нет. Поговорите с Анной (дочь Фрейда), если она согласна, то давайте закончим».

Хантер С. Томпсон, беспокойный и свободолюбивый основатель гонзо-журналистики, последние двадцать лет жизни провел в своем поместье в штате Колорадо. После серьезного перелома ноги и операции на бедре он с трудом ходил и страдал от постоянной боли. Его последнее слово опубликовал журнал Rolling Stone.

«Футбольный сезон закончен. Никаких больше игр. Никаких бомб. Никаких прогулок. Никакого веселья. Никакого плаванья. 67. Это на 17 лет больше, чем 50. На 17 больше того, в чем я нуждался или чего хотел. Скучно. Я всегда злобный. Никакого веселья ни для кого. 67. Ты становишься жадным. Веди себя на свой возраст. Расслабься — будет не больно».

Оппозиционный кубинский писатель Аренас Рейнальдо два года провел в тюрьме по обвинению в гомосексуализме, но настоящей причиной заключения была публикация его текстов за границей. После освобождения Рейнальдо покинул Кубу. В 1987 году у него обнаружили СПИД. Он боролся с болезнью три года.

«Я заканчиваю свою жизнь из-за состояния здоровья и ужасной эмоциональной депрессии, которая не позволяет мне продолжить писать о борьбе за свободу Кубы. Своей литературной работе я посвятил почти тридцать лет. Вы — наследники всех моих страхов, но также и моей надежды, что Куба скоро будет свободна. Я удовлетворен тем, что хоть немного поспособствовал триумфу этой свободы. Я заканчиваю свою жизнь добровольно, потому что я не могу продолжить работать. Люди около меня никоим образом не ответственны за мое решение. Есть только один человек, которого я считаю ответственным: Фидель Кастро Куба будет свободна. Я свободен уже».

Джордж Истмен, известный филантроп и изобретатель, создатель компании «Кодак», в 75 лет начал мучиться от сильнейших болей в спине. Сегодня врачи диагностировали бы у него стеноз позвоночного канала и смогли бы ему помочь, но тогда об этом заболевании еще никто не знал. В последние годы своей жизни Истмен с трудом мог стоять и передвигаться, а затем и вовсе оказался прикован к инвалидному креслу.

«Друзья, моя работа закончена. Зачем ждать?»

Ольга Гольдман, руководитель службы психологической помощи онкобольным и их семьям «Содействие»:

Мы просто не имеем права не писать, не говорить об этой проблеме: у онкобольных сейчас очень тяжелое положение, связанное с обезболиванием. Государство не обеспечивает его в должной степени, да и многие пациенты сами считают, что лучше потерпеть боль, потому что боятся слова «наркотик».

Конечно, с текстами про суицид нужно обращаться очень осторожно: люди, которые сами находятся в плачевной ситуации, могут легче принять фатальное решение, прочитав о том, что кто-то другой это сделал. Но ни в коем случае нельзя переставать вообще писать об этом. Просто в таких статьях обязательно должна быть информация о том, что может помочь человеку в таком положении. Можно, например, позвонить нам по бесплатному номеру 8-800-100-01-91 или хотя бы просто позвонить другу, выйти подышать воздухом. Еще лучше — обратиться к специалисту. У нас почему-то считают, что слова «психолог» и «психотерапевт» — это от слова «псих», и не все готовы идти к этим врачам. Но на самом деле ничего страшного тут нет, это просто специалисты, которые могут помочь.

Журналисты красочно описывают трагические случаи — тогда людям будет интереснее про это читать. Чем красочнее вы опишете, тем больше людей увидят этот текст. Но конкретно в случае с «Правмиром» никаких оснований предъявлять претензии к тексту не было. Это православный портал, который уж точно не хотел ничего пропагандировать.

Понятно, что руководило Роскомнадзором в случае с публикацией на «Правмире», но ведомство действовало очень топорно и явно перегнуло палку. Самоубийство из-за тяжелой болезни — это проблема, о которой нужно говорить.

Дмитрий Фирсов, адвокат:

Этот случай — очередная глупость Роскомнадзора. Это грубейшее нарушение федерального закона, Конституции РФ и практики, которая сложилась в Европейском суде по правам человека. Нельзя привлекать СМИ к ответственности, если они публикуют информацию, которая имеет общественную значимость и получена из интервью. Но Роскомнадзор почему-то до сих пор не принял это к сведению и выносит подобные предупреждения. При этом есть множество других источников, где рассказывается о самоубийствах, и у Роскомнадзора не возникает к ним претензий. Ведомство действует очень избирательно. И это не единичный случай. Достаточно вспомнить ИА «Росбалт», которое привлекли к ответственности за нецензурную брань, в то время как в интернете спокойно существует множество сайтов, где используется мат. Чем конкретно «Правмир» мог не угодить Роскомнадзору, для меня большая загадка.

Ссылка на основную публикацию
В каких условиях вероятность заражения ВИЧ возрастает H-Clinic
Как избежать заражения ВИЧ во время полового акта Такие диагнозы, как ВИЧ и СПИД, пугают каждого современного человека. Почти каждый...
Бязрова Светлана Вячеславовна — (Москва)
Наши специалисты Бязрова Светлана Вячеславовна Ведёт амбулаторный приём, проводит консервативное лечение пациентов кардиологического профиля; регистрирует и интерпритирует ЭКГ, ЭХОКГ, ХМЭКГ....
В 2018 году была у гематолога, после 2 неудачных попыток ЭКО
Иммуномоделирующее средство. МикроГен Иммуновенин - отзывы Больше не болеем! – ФОТО процедуры – Иммуновенин отзыв Оценка: 5 (из 5-ти) Впервые...
В какое время лучше принимать лекарства от давления Советуют ученые — BBC News Русская служба
ФАРМАДИПИН — экстренная помощь при гипертоническом кризе В настоящее время роль артериальной гипертензии (АГ) в развитии атеросклероза и системном поражении...
Adblock detector